Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

крупным планом

РОЖИ В ЗЕРКАЛЕ И НАСТОЯЩИЙ ИИ

Копия Сечин 2
Я тут немного отвлеклась на выборы, а тем временем в любимой моей теме наметился ряд занимательных поворотов, о которых я обязательно расскажу отдельно и подробно (там открылись невидимые миру слёзы олигархов, но всему свой черёд )

Пока же - что называется - навскидку.

Первое.

В противостоянии с РН - «Система» внезапно и трогательно слилась в экстазе с поэтом Улюкаевым и технично швырнула несчастного на амбразуру.

Не знаю, осознали ли это Улюкаев и его защита, но поэта публично использовали как зайца в лесном сортире в старом смешном анекдоте.

- Косой, ты линяешь?

- Нет.

- Ну иди сюда.

Ну смотрите.

Как только в решении арбитражного суда замелькали формулировки - «злоупотребление положением», «неправомерный вывод активов», «противоправные действия»- то есть отчётливо повеяло делами вполне себе уголовными, а президент мягко и вежливо отстранился, ограничившись ироничным призывом «жить дружно» (хотя, говорят, его настойчиво просили вмешаться, и даже умоляли, пугая крахом всей экономической системы) - в ход пошла старая добрая тактика отвлекающего маневра.

Плацдармом стал суд, но отнюдь не уфимский арбитражный, а вполне себе московский первой инстанции, который почти рутинно и который день рассматривал уголовное дело экс-минстра Улюкаева.

В суде стали твориться какие-то совершенно удивительные вещи.

Обнародовали прослушку.

На всякий случай, двух очень больших дядек, один из которых - действующий федеральный министр, другой - глава крупнейшей государственной корпорации.

Вы помните хотя бы один судебный процесс такого рода, с которого «утекла» бы прослушка?

Я - нет.

Зато хорошо помню, что при одном только упоминании чиновника гораздо меньшего уровня, прокуратура ложилась костьми, требуя процесс закрыть, потому что могут прозвучать сведения, содержащие государственную тайну.

И суд немедленно соглашался.

И вот.

Утром в газете, вечером в куплете.

То есть, утром в зале суда, через 10 минут в телеграм-каналах.

Потом миру предъявили корзину с колбасой.

«Ведомости» - sik! - деловая газета России, позиционирующая себя как одно из самых респектабельных изданий, разжились фотографией корзинки «от Иваныча»

Вот интересно даже, как?

Обзванивали экспертов и ньюс-мейкеров с вопросом, не перепадало ли колбасы?

Или - в стиле «Лайфа» - подкупала приёмные, личных водителей и курьеров?

Но как бы там ни было, корзинку нашли.

И веся медийная тусовка - от солидных СМИ до всё тех же телеграмеров - долго смаковала детали и подробности.

Кончилось тем, что какая-то безумная барышня призвала осудить Сечина за то, что он убивает оленей. И даже произвела арифметические действия, чтобы подсчитать сколько оленей в год уходит на сечинскую колбасу.

Словом, дня три - а то и больше - информационное пространство было густо засеяно колбасой, и обсуждением того, что РН делает что-то не так.

И не то.

Ну не дело это приманивать министров на колбасу.

И это не так смешно, на самом деле, как может показаться на первый взгляд, потому что от сути дела СМИ переключили - как сказал Леонтьев - на «негодный объект»

А когда все уже до колик объелись колбасой и тема «негодного объекта» стала ослабевать, решили выпустить ковёрного.

В роли ковёрного выступил сам экс-министр Улюкаев, пошутив про рожу и зеркало.

И понятно, все снова бросились обсуждать именно это, ну не часто именитые подсудимые скатываются на хохмочки в зале суда.

Нет, всем понятно, о чем шла речь у Гоголя и что именно имел в виду Улюкаев, но вот - чисто чтобы два раза не вставать - один мой старый приятель, хорошо знакомый и с ним, и с Сечиным, по этому поводу заметил неласково:

«ИИ, может, и не Джонни Депп, но вот уж Улюкаеву, который ещё аж в раннегайдаровские времена среди коллег носил кличку Упырь именно из-за своего кривого е**льника - об этом говорить не стоило»

А потом художник Кантор внезапно вспомнил, что во время своей нежной юности, поселился на даче в Кратово, где прежде жил Улюкаев и нашёл там его книги - Купера, Толстого, Скотта, Чехова, Шекспира, Куприна, Стивенсона, Замятина, Данте, Бернса, Лермонтова.

И тетрадочку с хорошими стихами.

И вот на основании всего этого (читал хорошие книжки и писал хорошие стихи) художник Кантор попросил Улюкаева отпустить. И высказал большие сомнения в том, что такой хороший мальчик мог совершить что-то плохое.

И все снова стали обсуждать тонкую душевную организацию Улюкаева и хором читать его стихи.

И всё это - не что иное, как белый шум, который к собственно Улюкаеву не имеет отношения от слово совсем.

Потому как с Улюкаевым всё предельно ясно - сам требовал незаконное вознаграждение за обычную свою работу, сам определил уровень этого вознаграждения, сам приехал за вознаграждением, сам забрал пакет, сумку, сам поставил в багажник своего автомобиля, сам уехал. Всё!

И я так думаю, что дела до Улюкаева не уже никому, разве что художнику Контору, который донашивал его дачу в Кратово.

А задача - да - отвлечь зеркалами и рожами от решения суда и грядущих новых дел.

В цирке - ну ковёрным навеяло - есть такой термин «престидижитация»

Она и есть.
крупным планом

Странные цитаты, литература без срока давности или народ опять не "торт"



PS
Блог-секретарь говорит, что в предыдущий пост набежала толпа небратьев, ножками сучат, кулачками грозят.
Маленькие мои, не трудитесь, я комментов здешних не читаю ( кроме действительно интересных и содержательных, на которые мне сбрасывают ссылки), а блог-секретарю команда дана банить без разговоров.
крупным планом

Казус неудачника

Я так думаю, что если бы А.Мальгин на заре 90-х попробовал свои силы в той же нефтИ, газе, или скажем, металлургии, сегодняшние его пасквили были бы посвящены Миллеру, Богданчикову и Мордашову.
Но – случилось то, что случилось, Мальгин вступил на стезю издательского и писательского дела.
Не сложилось.
Ни с журналами, ни с издательским домом, ни с собственным литературным творчеством.
В сущности, Мальгин сегодня - это старуха у разбитого корыта, которая благополучно профукала всё, к чему мучительно стремилась
А стремился Мальгин мучильно с юности.
Однокурсники - а учился он на одном курсе с моим мужем, потому знакомых много - рассказывают, как на последние деньги он - небогатый провинциал - снимал комнату в Переделкино.
Ему говорили: есть дешевле и лучше в других местах, но для него важно было, как бы невзначай бросить в компании "Я живу в Переделкино"
И, надо сказать, в какой-то момент, он преуспел.
Чем прославился Мальгин в ту пору, когда вожденнная власть казалось была так близка?
Мерзким скандалом с замечательным писателем и правозащитником, Анатолием Игнатьевичем Приставкиным , который всего-то потребовал от Мальгина финансового отчёта за общественные помещения, которые Мальгин сдал в аренду.
Отчёта не последовало, зато последовал роман-пасквиль "Советник президента", в котором Приставкин выведен сумасшедшим стариком (пасквили - это вообще, похоже, единственный доступный Мальгину жанр )
Потом было депутатство, журнал, "спецталон" и возможность орать на гаишников
Об этом - последнем - кстати, спустя почти двадцать (!) лет Мальгин ностальгирует пуще всего прежнего

То есть понимаете - да? - прошло почти двадцать лет, а человек, который будто бы борется с беспределом властей и участвует в движении "синие ведёрки" тоскует о тех временах, когда мог нарушать права и орать на гаишников.
И до сих пор хранит на память спецталон мохнатого 1998 года ( других, видимо, не было )

Вот - любуйтесь.

Мальгин-1
Мальгин-2

Потому люди, преуспевшие вызывают такой мучительны приступ желчной ненависти.

Потому не жаль ни времени, ни сил - мониторить Сеть, вылавливать по крупицам несостыковки в интервью, которые был даны в разные годы, разны журналистам и - мягко говоря – не всегда отражают то, что говорил интервьюируемый, а иногда откровенно перевирают сказанное.
А еще он написал запрос в школу, в которой я училась, но - вот незадача – ответа не получил.
Любопытно, правда, что хотел выяснить: не прогуливала ли уроки и не целовалась ли с мальчиками на переменках?
Прогуливала, целовалась.
Еще собрал кое-какие сплетни, вложил их в уста, как водится «бывших коллег, пожелавших остаться неназванными»
И все - журналистское расследование готово.
Кстати, никто не обратил внимания, что половина "ссылок" в тексте Мальгина не открываются вовсе, а некоторые ведут к текстам, в которых нет ничего похожего на то, о чём пишет Мальгин?

Там все вранье - от оценок в моём аттестате ( кстати, откуда узнал? школа-то вроде не ответила) - до истории про то, как долго и упорно я штурмовала приемную комиссию МГУ
Не штурмовала ни разу.
И никакой другой ВУЗ - тоже
В МГЮА (тогдашний ВЮЗИ) поступила с первого раза, закончила с отличием.
Ни по каким регионам, ни с какими лекциями не ездила, тем более - на зарабатывала на этом денег.
Однажды - по приглашению Иркутского студенческого театра слетала на премьеру пьесы по своему роману, прочла лекцию - гонорар оставила университету.
Жалеющие - проверят легко.
Жаден все же г-н Мальгин и стеснен в средствах, все норовит подсчитать деньги в чужом кармане.
Теперь о "главном, вернее о том, что составляет главную ценность журналистского расследования.


1. АП

Цитирую по трудовой книжке ( понятно, что проверяется легко просто)

21.07. 94 - Назначена заместителем начальника Управления информационного обеспечения
17. 01. 95 - Назначена первым заместителем начальника Управления…
24. 01.95 - Возложены обязанности руководителя пресс службы Президента


23.92 КБ

(оставаясь при этом первым заместителем начальника Управления, потому что по той структуре, которую мы с Носовцом предлагали президенту, пресс-служба входила в состав Управления и ее – так или иначе – возглавлял одни из заместителей Носовца. С предложенной схемой не согласился новый пресс-секретарь С. Медведев, с его приходом пресс-служба вернулась под его крыло, и в конце мая 1995 года ее возглавил Игорь Игнатьев)
Я – как и была - так и осталась первым заместителем начальника Управления

Идем дальше:
11.06.1996 - уволена по собственному желанию.

Поясняю – специально для тонких знатоков и исследователей новейшей российской истории - руководителем Администрации Президента в июне 1996 года был еще Н.Д. Егоров, никакой Чубайс уволить меня из АП не мог.
И потому – ничего личного.
К Чубайсу.


2. Юденичи.

Нигде никогда не говорила и не писала про то, что Н.Н. - мой дед.
Бред же. Дед, который умер в 1933 во Франции. В те-то времена
Про бабушку - Н.Д. Юденич рассказывала много
Ну, вот хотя бы из интервью Ю. Гиренко для газеты "Взгляд;

— Ты носишь историческую фамилию. Насколько это для тебя важно? Что для тебя генерал Юденич? Чего больше — гордости или ответственности?
— Буду откровенна.
Поначалу — был лишь удачный маркетинговый ход. Я закончила — как думала — политическую карьеру, поучилась в Сорбонне и поняла, что психологией заниматься не стану. Было некое перепутье, которое психологи называют кризисом середины возраста.

Тогда — и совершенно случайно, но это совсем отдельная история — я начала писать. Издаваться под прежней фамилией — Марина Некрасова — мне не хотелось, по той простой причине, что в узком мире политики, политтехнологии и околополитической журналистики это имя было хорошо известно. От меня ждали бы мемуаров (тогда вообще было модно писать мемуары), и сколько бы ни написано было предисловий о том, что это всего лишь детективная беллетристика, между строк всё равно бы выискивали — и находили! — узнаваемые события и персонажи.

Был выбор: девичья фамилия, фамилия мужа или бабушкина девичья фамилия. Вот она-то была Юденич. Муж, который в ту пору был и моим издателем, остановился на последней. Его мотивация, полагаю, ясна. Я согласилась, во-первых, потому, что хотелось начать жизнь и профессию — с чистого листа. Во-вторых, потому, что любовью и тягой к литературе, истории, особым не казенно-патриотическим отношением к России, безусловно, была обязана именно бабушке — Нине Дмитриевне Юденич, которая — собственно — и воспитывала меня в детстве.

Что же до гордости — то ее нет. Не вижу причины гордится чужими подвигами, даже если человек, их свершивший, находится с тобой в некоем далеком родстве.


К слову, тот факт, что носитель либеральных ценностей Мальгин - зачем-то записал мою бабушку в "еврейки" - притом, подчеркивая тем самым факт моей.. как бы это сказать...неполноценности, говорит о многом.
Не находите?
Не было евреев Юденичей - мелкопоместные они дворяне, выходцы из Смоленской губернии.
Но это к делу не имеет никакого отношения.


3. Учеба



Это – сайт МГЮА , на котором подробно расписано, как, в какие годы называлась академия прежде.
Это – копия моего диплома.
43.21 КБ


Про Сорбонну – нигде, никогда, никому я не говорила, что получила диплом Сорбонны, а вот про то, что училась недолго (это совсем не сложно, к слову уж, при наличии свободных денег) и в какой-то момент поняла, что психология – не для меня говорю в каждом интервью.
И писано об это миллион раз.

Про МГУ - которому Мальгин посвятил едва ли половину своего расследования - не упоминала вообще. Ни разу. Потому как никогда не училась. И не пыталась.

...

О бывшем муже писать не буду, потому что у человека, с которым мы в гражданском браке прожили четыре года, сейчас другая семья, и я не считаю себя вправе говорить и писать о нем публично.

Впрочем, в Сети присутствует сегодня немалое количество людей, знавших и его, и меня лично, потому доказывать что-то Мальгину не вижу смысла.

Продолжать можно было бы до бесконечности, потому что повторюсь – ложь, передергивание, сплетни, и в целом – поток сознания , в котором смешались - "роман с Бурбулисом"(?), бабушка-еврейка(?), платные лекции, "зуб на Чубайса"(?)… словом, пасквиль, он и есть пасквиль.

PS


Вообще-то, писать ничего этого, наверное, не следовало, поскольку история со взломом почты Мальгина хакером Хэллом и обнародование его переписки, из которой прямо следует, что "уважаемый" разоблачитель и блюститель морали - на самом деле, любитель гей-туризма, известный в узких кругах под псевдонимом Асуанская Впадина - мгновенно превратили Мальгина в персонаж откровенно комический.

Как справедливо заметил по этому поводу однин уважаемый коллега, цитируя Пелевина: «Увы. Есть только две черты, которые придают вам что-то человеческое – то, что вы педераст, и то, что вы агент...

Добавить нечего.